chramov1@rambler.ru

«Адвокат дьявола»

      Этот фильм появился в США в 1997 году (режиссер – Тейлор Хэкфорд). Этот фильм примечателен не только тем, что в нем сыграли звезды Голливуда (Киану Ривз, Аль Пачино, Шарлиз Терон, Конни Нильсен), но и тем, что получил премию «Сатурн» в номинации «Лучший фильм ужасов». Но это вовсе не фильм ужасов в обычном понимании этого слова – это фильм об искушениях и соблазнов, которые, если становятся главными ценностями для человека, превращают нашу жизнь в настоящий ужас…

      Для начала краткий сюжет фильма, взятый из «Википедии».

 

     …Во флоридском суде идёт процесс учителя Гетиса, обвиняемого в домогательствах к ученицам. Молодой адвокат Кевин Ломакс (Киану Ривз), услышав насмешку журналиста Барни («Кажется, череде выигрышей Ломакса пришёл конец»), разбивает доводы обвинения. Сразу после процесса ему делают предложение о работе в юридической корпорации Джона Милтона (Аль Пачино), и со своей молодой женой Мэри-Энн (Шарлиз Терон) Кевин переезжает в Нью-Йорк. Он тепло принят в юридической фирме, ему предложены фантастические условия: огромная зарплата, роскошная квартира, но главное, интереснейшая работа – защита интересов миллионеров, которые тоже совершают преступления. Ломакс начинает сближаться с главой компании – обаятельным Джоном Милтоном.

      Тем временем Мэри-Энн начинают мучить странные видения, которые муж, увлечённый работой, решительно не хочет замечать. Сам он начинает чувствовать влечение к менеджеру фирмы Кристабелле Андреоли (Конни Нильсен), и это чувство взаимно. Он ведёт процесс колдуна Филиппа Моэса, к его удивлению, обвинитель на суде лишается дара речи (как и предсказал Моэс).

       Мэри-Энн становится всё хуже: ей привиделось в магазине, как её новые подруги на миг превратились в чудовищ, и это повергло её в настоящий ужас. Милтон начинает продвигать Ломакса на место одного из своих заместителей, Эдди Барзуна, тот угрожает, что расскажет всё «комитету Уивера», но погибает от рук бродяг во время пробежки по парку.

       Милтон поручает Ломаксу дело Александра Каллена, обвиняемого в убийстве своей семьи. Ломакс окончательно пропадает на работе. С помощью секретарши Каллена удаётся доказать его невиновность, хотя Ломакс и понимает, что она лжёт. Его самого начинают посещать видения: во время секса с женой он видит перед собой Кристабеллу, а в соборе вместо Калена видит Гетиса. К Ломаксу приезжает мать, но, едва увидев Милтона, она тут же уезжает обратно. С Кевином встречается Уивер, обвиняющий корпорацию Милтона в торговле оружием и ядами, он рассказывает об аресте Гетиса, в багажнике которого нашли труп девочки. Но его тут же сбивает машина.

        Мэри-Энн заявляет, что её изнасиловал Милтон, хотя Кевин в это самое время находился с ним самим в суде. Он доставляет жену в госпиталь, приехавшая мать рассказывает сыну, что его настоящий отец – это Милтон. Тридцать лет назад она на неделю приехала в Нью-Йорк на съезд христианской молодежи и случайно оказалась соблазненной официантом отеля, в котором остановилась. Мэри-Энн кончает жизнь самоубийством.

         Кевин едет к Милтону, и тот признаётся в изнасиловании Мэри-Энн. Кевин выпускает в него несколько пуль из пистолета Каллена, но Милтону это не причиняет вреда. Он открывает Кевину, что он – Дьявол, осуждает Бога, говорит, что 20 век был его веком. Он удачно рассчитал самую нужную для своих планов профессию – профессию адвоката, защитника негодяев, мошенников, убийц и насильников. Да, он отец Кевина и он всегда следил за сыном и устраивал его карьеру самым наилучшим способом, он всё подготовил для того, что обязано произойти под конец тысячелетия. Он хочет пришествия в мир Антихриста. И родителями его должны стать Кевин и Кристабелла Андреоли – единокровные брат и сестра. Милтон своими руками соединяет в любовном экстазе Кевина и Кристабеллу, но молодой адвокат достаёт свою «козырную карту» – пистолет Каллена и пускает пулю себе в голову.

          Самоубийство сына вызвало огромную и всеохватывающую ярость «князя мира сего». Тут же рассыпалась в прах красавица Кристабелла, а Кевин… очнулся от видения в своём родном городке на суде по делу Гетиса и видит живую и цветущую Мэри-Энн. Судья предоставляет слово защите, но Кевин отказывается защищать Гетиса. Журналист Барни умоляет Кевина дать интервью: «Адвокат, которого мучает совесть – это сенсация! Я сделаю тебя звездой!». Кевин соглашается, и, после ухода адвоката и его жены, лицо журналиста преобразуется в лицо Милтона. «Определённо... Тщеславие – мой самый любимый из грехов», – говорит он.

 

        Этот фильм настолько сложен психологически, что одного просмотра для полного понимания явно недостаточно. Фильм похож на многослойный торт: после каждого просмотра приходит понимание следующего более глубокого психологического слоя – даже после написанной ниже рецензии очередной просмотр открывает для автора что-то новое (удивительно, но факт). А теперь рассмотрим фильм поподробнее. В нем показаны следующие моменты.

 

1. Самое главное в любом успехе – это интуиция.

 

         Адвокат Ломакс вне всякого сомнения является незаурядной личностью: у него превосходные мозги, удивительная трудоспособность, блестящая четко поставленная речь, но самое главное – удивительная тонкая интуиция. Именно его потрясающая интуиция сделала его самым высокооплачиваемым адвокатом.

       Как показана потрясающая интуиция Ломакса?

       Эпизод первый. Например, в самом начале фильма по делу Гетиса Ломакс понял, что Гетис его обманул, так как является насильником, причем не просто однажды случившимся, а, что называется, со стажем. Как об этом узнал Ломакс? По невербальной информации Гетиса: манера поведения, взгляд, интонация и переживания позволили Ломакса безошибочно определить, что Гетис является насильником.

       Эпизод второй. Когда Ломакс приехал в Нью-Йорк, ему для проверки поручили защитить одного миллионера. Происходил суд присяжных, во время которого согласно правилам проведения суда можно избавиться от того или иного негодного присяжного. Ломакс, внимательно следивший за присяжными, очень быстро сумел дать точную характеристику каждому присяжному, по которым рекомендовал избавиться от тех, которые казалось адвокату суда наоборот наиболее лучшими кандидатурами.

 

- Надо вывести номер 4 и 6. Я также избавился от номера 12, но обвинитель это сделает за нас.

- Номер 6? Это мой козырь. Четвертый, тот с косичками? Что за чушь? Он же присяжный от защиты. Он абсолютно надежен.

- Вы видели его ботинки? Эти ботинки он чистит каждый день. И сам стирает свою одежду. Он похож на добродушного парня, но в подушке у него ствол. Он из тех, кого интересует только собственный сад. И номер шесть, ваш фаворит, эта женщина с разбитой жизнью.

- Но она же учительница католической школы, верит в человеческое сострадание…

- Нет, она явно не в порядке. С ней что-то не так. Она рвется в присяжные, потому что ее обидели, и мечтает отомстить за свои обиды…

 

        На вопрос адвоката, откуда Ломакс знает так много про присяжных, ни разу до этого их не видя, Ломакс ответил, что не знает откуда, но знает, что это так. Адвокат с небольшой неохотой соглашается, и к его удивлению суд был им выигран – все прогнозы Ломакса оказались безошибочными и точными.

 

- Кевин, дорогой, я тебе сочувствую.  Но это же закономерно – парень совершил ограбление. Его никакие в мире присяжные не оправдали бы. – сказал Мэри-Энн, думая, что Ломакс проиграл суд.

- Да, кроме моих присяжных. Ни черта он не виновен! 36 минут, мои присяжные!! Я сделал это, я молодец!!!

 

Эпизод третий. Когда Ломакс защищал миллионера Каллена, якобы убившего свою жену, Ломакс мгновенно раскусил обман – именно этот миллионер и убил в действительности свою жену.

 

        Именно высочайшая интуиция Ломакса позволили ему стать самым лучшим и высокооплачиваемым адвокатом: ни одного проигранного дела, причем даже в том случае, если обвиняемые были виновны, что называется, безо всяких сомнений (тройное убийство Калена тому лучший пример).

 

2. Легче всего зарабатывать деньги нечестным путем.

 

        Сначала Ломакс работал прокурором, но это работа не так оплачиваема, как работа адвоката. Резонно предположить, что такой талантливый человек как Ломакс вскоре перешел в адвокаты, где работа более высокооплачиваема. Но и здесь, оказывается, есть интересный нюанс: больше всего денег предлагают, как правило, именно те, кто реально совершил преступления, но пытаются уйти от справедливого суда. И Ломакс в погоне за заработками начинает защищать настоящих преступников: насильников, убийц и прочих негодяев. При этом Ломакс понимает, что защищает преступников, его совесть говорит, что он поступает неправильно, но, перейдя внутри себя некую нравственную черту, он готов защитить даже самого отъявленного преступника.

 

       …Кстати, как можно определить, что совесть у Ломакса еще жива? Это показано во многих эпизодах, например, Ломакс, уединившись в туалете, очень эмоционально переживает защиту Гетиса, поняв, что защищает насильника.

 

        Примечательно, что после успешной защиты насильника школьниц Гетиса Ломакс с подругой Мэри-Энн и со своими друзьями отметил свой очередной успех в кафе. Один его друг прямо спрашивает его, как он может идти против своей совести.

 

- Эй, Кевин, скажи честно, что ты ощущаешь, протащив такого мерзавца, как Гетиса через лазейку собственных сомнений?

 

         Но Ломакс свой выбор сделал – голос совести для него ничего не значит, а вот высокий гонорар даже очень много. Как это раскрыто в фильме?

         Первый пример. Когда в кафе к Ломаксу подошел незнакомый человек и предложил просто фантастический гонорар всего за одно дело, и то в виде консультанта. Ломакс, не долго думая, согласился.

         Второй пример. Когда Ломакс проходил собеседование у Милтона, то Милтон открытым текстом ему сказал, что ему придется защищать от закона именно преступников, а не невиновных.

 

- Мои клиенты и партнеры являются весьма состоятельными людьми, и периодически они нарушают закон. Мне надоело платить кучу денег на адвокатов, поэтому я и нанял тебя – защищать моих партнеров от правосудия.

 

         Милтон открыто говорит Ломаксу, что он будет защищать преступников, но, польщенный высоким гонораром и высоким статусом, Ломакс предпочитает не прислушиваться к своей совести, он наивно рассчитывает, что можно смело защищать преступников, а ему за это ничего не будет. По человеческим законам это именно и так – если судья оправдал, то человек невиновен, но ведь есть еще высший суд, для которого суды и решения людей не имеют ровным счетом никакого значения. Ломакс о высшем суде пока не задумывается…

 

3. Тщеславие – опаснейший порок для любого человека.

 

         Ломакс, защищая настоящих преступников, больше даже печется не о высоких гонорарах, а о своей репутации. А репутацию он себе сделал просто отменную – адвокат, который ни разу не проиграл ни одного дела. Ломакс понимает, что именно репутация такого адвоката и приносит ему высокий гонорар, а потому принципиально доводит любое взятое дело до победы независимо от того, справедливо он защищает человека или нет.

         Интересный момент произошел во время суда над Гетисом во время перерыва. Поняв, что Гетис насильник, Ломакс в расстройстве ушел в туалет. Сердце ему подсказывало, что насильника несовершеннолетних девочек нельзя защищать, надо признать свое поражение и отказаться от защиты, но амбиции и тщеславие требовали одержать новую победу любыми путями и средствами. Гетиса было невозможно оправдать, так что Ломакс уже был согласен проиграть это дело, пусть и в ущерб своей репутации. Но произошел интересный момент – его знакомый журналист Барни, тоже зайдя в туалет, откровенно насмехнулся над Ломаксом, считая, что наконец-то Ломакс проиграет хотя бы одно дело.

 

- Сплетники упорно утверждают, что цепь побед молодого адвоката, привыкшего выкручиваться из любой ситуации, неожиданно оборвалась. Старт был неплох, но ни у кого не получалось выигрывать всю жизнь…

 

         Последняя фраза журналиста затронула самое слабое место у Ломакса – Ломакс не любит признавать поражений не при каких обстоятельствах, его тщеславие требует только побед, даже таких, для которых придется пойти наперекор всем нравственным ценностям и своей совести в том числе. Этот эпизод показывает, что вся жизнь Ломакса – это увеличение своего тщеславия, своей известности, то есть себялюбия. Насколько правильно это направление в жизни, Ломакс очень скоро поймет…

        А есть ли еще другие признаки тщеславия? В фильме это хорошо показано – это подчеркнуто красивая одежда. Когда Ломакс и Милтон ездили в метро, Милтон метко указал на одно из слабых мест Ломакса.

 

- Ты не очень раздувайся мой мальчик. Пусть даже ты и очень хорош… Не показывай, какой ты крутой. Не дай им разобраться в тебе. Будь скромнее. Незаметнее. Ты – маленький человек. Тихий, простой… Вгляни-ка на меня. Если бы тебе не было известно, кто я, разве ты сказал бы, что я хозяин мира? Это твое единственное уязвимое место – внешний вид, красавчик из Флориды. К чему это?

 

        Милтон, разумеется, лукавил. Самое слабое место у Ломакса – это тщеславие, а подчеркнуто красивая одежда – это лишь следствие тщеславия, но если отбросить тщеславие, то Милтон с обычной житейской логики прав – подчеркнуто красивая одежда всегда несет в себе проблемы.

       Тщеславие – это настолько опасный грех, что даже человек, считавший, что смог преодолеть его, может незаметно для себя снова в него погрузиться. Как это показано?

        В конце фильм Ломакс, переживший весь ужас того, если сумеет защитить Гетиса, демонстративно отказался защищать. Гетис в ответ посылает кучу проклятий в спину Ломакса.

 

- Я доверился Вам! Вы клялись меня защищать, Ломакс. Гореть Вам за это в преисподней! Вы совершили крупнейшую ошибку в своей жизни.

 

         Но Ломакс теперь непреклонен – он понял, что есть понятия о совести, которые важнее тщеславия. Казалось бы, грех преодолен. И тогда против Ломакса был применен более тонкий прием, который разве что по-настоящему верующий человек может раскусить: журналист Барни предложил ему дать интервью, почему Ломакс отказался вести дело Гетиса, пообещав при этом, что это интервью сделает Ломакса не менее известным, чем его работа адвокатом.

 

- Будет статья про тебя. Адвокат, которого мучает совесть! Такого же раньше не случалось. Успех обеспечен! Они не лишат тебя звания адвоката, если напишу статью. Нам надо поговорить! Ты дашь мне интервью, материал напечатают все газеты, и он попадет в программу сенсационных новостей. Это твой шанс, ты станешь звездой!

 

        Мэри-Энн, как и любая женщина, просит согласиться.

 

- Милый, соглашайся.

 

        И Ломакс, не видя подводных камней (мысли при этом примерно такие: «Это ведь всего лишь интервью, что здесь такого?») «ломается». И сразу после согласия журналист превращается в Милтона, который, улыбаясь своим успехом, сказал с нескрываемым удовлетворением:

 

- Определенно, тщеславие – мой самый любимый из грехов…

 

        Так что Ломаксу можно посочувствовать – ему заново придется пройти весь круговорот искушений и соблазнов.

 

4. Женщины не могут просчитывать ситуацию стратегически, для них на первом месте важна сиюминутная выгода.

 

         У Ломакса есть любимая женщина – Мэри-Энн. В фильме много тому подтверждений, но красивый момент – только любящий мужчина может поцелуем снять у женщины с ее уха сережку. Мэри-Энн женщина в свою очередь тоже любит Ломакса. Произошел тот редкий случай, когда оба человека действительно любят друг друга. Причем Мэри-Энн не просто жена Ломакса, она вышла ЗАМУЖ за Ломакса, то есть в семейной жизни она находится не на первом месте, а на втором – это, надо заметить, в конце 90-х годов уже весьма редкое явление в американских семьях: эмансипация и феминизм привели к тому, что в Америке жены являются, как правило, главными в семье.  У Ломакса и Мэри-Энн на удивление гармоничная семья – муж является главным, а жена ему во всем помогает. Как это показано в фильме? Именно мужчина приносит доход семье (а жена всего лишь помогает), именно мужчина – обратим на это особое внимание – находится за рулем машины (а жена сидит рядом), даже в постели муж сверху и т.д.

         Как нормальная женщина Мэри-Энн хочет не только нормальной семьи и хорошего достатка, но и желает родить детей. Но Мэри-Энн не придает значению моральной стороне работы Ломакса – если работа Ломакса приносит хороший доход, то ни о каких высших ценностях нечего беспокоиться. Не случайно в баре она сказала другу Ломакса, который удивлялся тому, как Ломакс может идти против своей совести:

 

- Эй, Кевин, скажи честно, что ты ощущаешь, протащив такого мерзавца, как Гетиса через лазейку собственных сомнений?

- Браин, почему тебе не перестать быть занудой хотя бы на время? Мы не хотим обсуждать этот чертов процесс! Я права, любимый?

 

         Эта женщина не понимает, что расплата за то, что она идет против своей совести, неизбежна: рано или поздно, но неизбежна. И очередной шаг к этому – предложение Ломаксу переехать в Нью-Йорк, где Ломаксу предлагают более высокооплачиваемую работу. Мэри-Энн даже не задумывается над тем, чем это может обернуться для нее лично – она рада переезду и более высокооплачиваемой работе не меньше Ломакса. Когда они приезжают в Нью-Йорк, то получают роскошную многокомнатную квартиру в престижном районе и с прекрасным видом из окна. Ломакс, несколько обеспокоенный, еще раз спрашивает Мэри-Энн, готова ли она остаться здесь, в Нью-Йорке?

 

- Слушай, Мэри. Я полезу в это дело, но только если ты со мной. Если же ты хочешь вернуться, я откажусь.

 

         Мэри-Энн, ослепленная новыми блестящими перспективами Ломакса, новой шикарной квартирой, не задумывается о возможных проблемах и с наивной глупостью легко дает свое согласие.

 

- Конечно, давай вернемся в маленькую убогую квартирку. Ты, как и прежде, будешь искать клиентов, а я потрошить задолжников. И может быть, если мы не сдохнем от работы, то может лет через пять сможем родить ребенка и устраивать пикник. Ты что, издеваешься?

- Я тебя люблю!

- Я тебя тоже!

 

           Это согласие ей в конечном итоге стоило жизни, а ведь могла просто сказать: «Нет, мне не нравится в этом Нью-Йорке, нам лучше поехать домой». После таких слов Ломакс, еще не погрузившись в новую работу, без всякого сомнения, согласился бы с ней. Это значительно позже он увлечется азартными играми (бокс ночью) и женщинами, это позже он станет трудоголиком и настолько уйдет в работу, что перестанет чувствовать свою любимую женщину и не уедет из Нью-Йорка даже тогда, когда Мэри-Энн попросит его об этом со слезами на глазах.

 

- Мне не важно, что про меня подумают! Мне всё равно! Мне здесь не нравится Кевин… Кевин, я совсем тебя не вижу. А сейчас, когда ты возьмешься за этот процесс, будет еще хуже. Ты не поверишь, но я жду не дождусь, когда твоя мать приедет к нам.

- Так обставляй квартиру.

- Я не желаю заниматься квартирой! Ненавижу это проклятое место! Я знаю, у нас полно денег, и это должно радовать, но это не так! Это как тест на выживание, как один большой тест. Я здесь так одинока, я так по тебе скучаю. Я не знаю, что мне делать…

 

           Все эти пагубные изменения Ломакса произойдут позже, а пока он готов ради любимой женщины отказаться от высокооплачиваемой работы. Но его любимая женщина, не имея в своей душе фундамент в виде нравственных ценностей, легко польстилась на красивую жизнь и настояла остаться в Нью-Йорке, тем самым сама подписывает себе смертный приговор…

 

5. Если человека надо «сломать», то это следует делать постепенно и «аккуратно», а не сразу.

 

         Как сделать работоспособного и умного человека, да к тому же еще и совестливого, своим послушным рабом? Одних денег здесь мало – если предложить сразу много денег и сказать ему, чтобы он работал за эти деньги круглые сутки, человек откажется и уйдет. Поэтому надо поступать гораздо хитрее и коварнее – постепенно, шаг за шагом, причем по всем жизненным направлениям. Каким образом?

          1. Это, без сомнений, для начала предложить высокий заработок. На Западе, где душами людей правит капитализм, именно заработок является главным критерием успеха и состоятельности любого человека. Но одного заработка, разумеется, мало. Надо уметь представить дело так, что много работать – это хорошо, а мало работать – это удел слабых. То есть надо задеть человека за его самолюбие.

 

- Я знаю, что ты талантлив, знал это до твоего приезда. Но кое-то меня всё же беспокоит.

- Что именно?

- Нагрузка. Она изматывает людей. На одного надавишь – он стал тверже, а другой скис. Умей сгруппироваться, достичь успеха, любой ценой! И не терять сон.

 

         Милтон снова лукавит. Нагрузка одних людей изматывает, но сразу, а других людей может и делает тверже на какой-то короткий момент времени, но в конечном итоге тоже изматывает, причем даже сильнее, чем первых. Почему любая нагрузка на пределе своих возможностей изматывает? Потому что нагрузка на пределе своих возможностей – это образ жизни раба, а раб обречен на раннюю смерть, на то он и раб.

        Самое интересное, что в фильме показано, как Ломакс во время переговоров внимательно рассматривает отлично начищенные ботинки Милтона (как и у шестого номера присяжных на суде) – интуиция ему подсказывает, что Милтон лукавит, но тщеславие и самолюбие оказываются сильнее.

 

         2. Чтобы войти в доверие человека, надо ему льстить. Милтон при разговоре с Ломаксом подчеркнуто обольстив: ни одного грубого или резкого слова, никакого упрека. Так может говорить только такой человек, который пытается заманить жертву в свои сети, включить его в свою «игру», в которой проигравшим при любом раскладе в итоге окажется жертва. Но Ломакс не видит лести и не чувствует опасности. Почему не чувствует, если у него такая высокая интуиция? Потому что интуиция у него работает, пока это не касается тщеславия, а вот как только вопрос касается тщеславия, интуиция его уже подводит. Но почему поводит? Потому что Ломакс не верующий – для него на первом месте не голос совести, а все то же тщеславие. По каким признакам можно сделать вывод, что Ломакс не верующий?

         В фильме это очень хорошо показано – такой вывод можно сделать по его отношению к матери. Мать Ломакса является верующим человеком: она ходит в церковь, читает Библию, молится. Поэтому в отличие от Ломакса мать сразу почувствовала опасность в том, что ее сын переезжает в Нью-Йорк, и советует ему не ехать. Ломакс и Мэри-Энн не послушали и уехали. Затем мать позвонила в Нью-Йорк к Мэри-Энн и рекомендовала им снова уехать, сославшись на то, что ее мучают плохие предчувствия. Ломакс и Мэри-Энн, разумеется, проигнорировали «предчувствия» матери. Затем мать, приехав в гости в Нью-Йорк, решила уже на другой день уехать из этого города – потому что она почувствовала опаснейшую энергетику этого мегаполиса. Но для Ломакса вера в Бога – это пустой звук: храмы, Библия, молитвы для него ровным счетом ничего не значат. Поэтому он с такой легкостью, граничащей с глупостью, отвергает все советы своей матери, и не придает значениям ее словам, но, правда, до смерти своей любимой женщины…

         Интуиция Ломакса подводила его не один раз. Например, в первый же день осмотра своей новой квартиры Ломакс и его жена познакомились со своими соседями, семейной парой, муж которой уже давно работает в той             же фирме (6 лет), куда и устраивается Ломакс. У этой семейной пары нет детей – очень настораживающий признак для нормальной семьи, мечтающей о детях, какими являются Ломакс и Мэри-Энн. Но у Ломакса и Мэри-Энн интуиция сбита, и они не придают должного значения такой «мелочи», а зря.

         Следующий момент. Мэри-Энн все дневное время была предоставлена сама себе. В какой-то момент она зашла в гости к знакомой соседке. За разговором соседка ненароком сказала, что ее муж работает целыми днями и ночами, она его совершенно не видит, а потому их удел, жен богатых мужей, просто проматывать заработанные их мужьями деньги в магазинах.

          Как отнесется нормальная женщина после таких слов? Нормальная женщина сделает вывод, что перед ней, оказывается, стоит выбор, который она должна сделать: либо живет без мужа и с деньгами, либо, если желает не потерять мужа, немедленно потребует его уйти с такой работы и уехать из города.

 

- Я, чтобы встретиться со своим мужем, записываюсь к нему на прием, - говорит соседка.

- Как ты это выносишь?

- Оглянись вокруг, дорогая…

 

          Но у Мэри-Энн, как уже было сказано, интуиция сбита, и потому она не придает значению глубинного смысла словам соседки. А зря, а ведь слова соседки можно понимать как косвенную помощь свыше, которая как бы говорит такие слова: «Опомнись, пока не поздно, немедленно уезжай из этого города, если желаешь сохранить любимого человека рядом с собою!» Позднее Мэри-Энн будет сокрушаться перед Ломаксом, что ее родная сестра родила уже четвертого ребенка, а у нее нет ни одного, но будет поздно…

         Мэри-Энн не понимает знаков свыше, и тогда ей дают еще один знак – при следующей встрече соседка не просто разговаривает с Мэри-Энн, она наливает вино, и объясняет, как надо жить.

 

- Если ты не видишь мужа, то получай удовольствие, тратя его деньги.

 

          В какой момент соседка, решив, что Мэри-Энн достаточно расслабилась, предлагает ей вместе заняться сексом. Разумеется, она предлагает это не сразу в открытой форме, а постепенно, предлагая для начала как бы невзначай потрогать ее грудь. Мэри-Энн, чувствуя, что что-то здесь не то, отказывается. И в какой-то момент она явно почувствовала будущую приближающуюся опасность – когда ее соседка на короткий миг превратилась в чудовище. Мэри-Энн поняла, что если она и дальше будет оставаться с Ломаксом в этом городе и в этой квартире, то будущие неприятности не заставят себя долго ждать. Но поздно – ее муж Ломакс уже «вошел» в работу, он уже стал «рабом», и, как уже было сказано выше, на все просьбы Мэри-Энн уехать из Нью-Йорка, Ломакс ответит категоричным отказом.

 

         3. Надо заручиться поддержкой его любимой женщины. А о чем мечтает любая женщина? Не только о высоких заработках, но и о большой красивой квартире. Именно ради согласия его женщины Ломаксу была выделена столь роскошная квартира. Пожалуй, редкая женщина смогла бы устоять против такого соблазна. И Мэри-Энн тоже не смогла устоять, клюнув как голодный окунь (всю жизнь жили в «убогой квартирке») на приманку: она ходила по квартире и восхищалась количеством комнат, наивно мечтала о рождении детей, не понимая очень простой и давно известной истины – всё зарабатывается потом и трудом, при этом зарабатывается постепенно, а любой быстрый и резкий достаток, как правило, придется оплачивать в итоге в десятки раз дороже…

         4. Человека надо постепенно – именно постепенно – загрузить таким объемом работы, чтобы у него оставалось как можно меньше свободного времени на свои прежние увлечения. И дело вовсе не в том, что трудоголики сильно устают из-за большого объема, а в более значимом – трудоголики начинают свою жизнь планировать и строить исключительности с точки зрения своей работы и вокруг своей работы, постепенно отодвигая все остальные дела на второй план. Трудоголикам не то что перестает хватать времени на своих близких и прежнему образу жизни – им перестает хватать в первую очередь внутренней энергии, то есть даже в мыслях и поступках они начинают отдаляться от своих близких и прежнего образа жизни. Именно это и требуется в первую очередь для того, чтобы превратить человека в «раба» работы. Ломакса так и сделали трудоголиком: сначала предложили один миллион долларов всего лишь за консультацию, затем дали одно дело, затем сразу второе, потом третье…

         5. Зарплата и материальное благосостояние так или иначе связаны с самыми низкими потребностями человека, а именно с животными: секс, алкоголь, азартные игры. Чтобы сделать человека рабом денег, следует усилить его животные потребности. А как усилить? Постепенно соблазнять. Не случайно Ломакс, сам того не заметил, как после работы стал идти не домой к любимой женщине, а смотреть ночной бокс, закурил и, конечно же, заигрывать с женщинами и пить вино… Милтон, желая окончательно «сломать» Ломакса, неоднократно предлагает ему вместе уединиться с несколькими женщинами, сексуально красивыми. Но Ломакс очень любит свою жену, поэтому если от увлечения азартных игр он устоять не смог, то от обольщения женщин ему хватает сил устоять. Пока.

          Кстати, как должен поступить нормальный человек, если его босс открыто неравнодушен к женщинам и даже более того по сути предлагает ему групповой секс? Человек с нормальной душой сразу бы написал заявление на увольнение. Но Ломакс даже не думает об увольнении: слишком высокие заработки, а причудам босса не придает значения, вроде бы с кем не бывает. А зря, это увлечение босса (нет жены и детей, но много женщин) есть чуть ли не главный признак того, что если не увольняться, то хотя бы следует держаться от этого человека подальше.

         6. Необходимо сделать всё возможное, чтобы человек потерял свою точку зрения. Это очень хорошо было показано на примере Мэри-Энн.

         Первый характерный эпизод. Мэри-Энн желает покрасить стены квартиры в свой любимый цвет – в светло-зеленый, цвет зелени. Мэри-Энн так и красит. Но приходит соседка (подставная, разумеется, которая действует в интересах Милтона) и говорит сначала, что что-то не так, вроде бы как надо чуть-чуть в другой цвет. Когда Мэри-Энн по совету перекрасила, соседка снова сказала, что опять что-то не то, надо еще чуть-чуть перекрасить. Мэри-Энн снова перекрашивает и так примерно раз пять. После пятого раза соседка сказала, что не знает как лучше, пусть Мэри-Энн сама лучше решит, какой цвет ей больше нравится, и уходит обратно к себе в квартиру. Мэри-Энн, разумеется, очень устала, настроения нет, и в итоге оставила последнюю покраску, которая оказалась совсем не ее любимого цвета. Каковы выводы?

          Во-первых, соседка, как того и хотела, добилась главного – Мэри-Энн покрасила стены квартиры не в тот цвет, который хотела сама. Это был первый шаг к тому, чтобы человек начал терять себя как личность. Соседке, которая действовала в интересах Милтона, это удалось в полной мере.

          Во-вторых, если чего-то хочешь, не надо никого слушать – делай так, как подсказывает тебе сердце, как бы при этом на тебя не давили даже самые близкие люди.

          В-третьих, если уж сделал что-то не так, то не ленись: сначала остынь, а на следующий день покрась так, как хотелось в ПЕРВЫЙ РАЗ, ибо, как правило, первое желание – это желание от сердца, а все последующие – уже от головы.

          Второй характерный эпизод. Мэри-Энн, идя на балл с Ломаксом, сделала свою любимую прическу. Милтон, встретив ее на балу и желая «сломать» ее личность, применил стандартный прием: вы, мол, очень красивая, но будете еще красивее, если прическу сделаете сначала так, а затем еще и так. Мэри-Энн, польстившись на лживые комплименты Милтона, изменила свою прическу, и тем самым сделала еще один шаг к тому, чтобы потерять себя как личность.

          На этих двух примерах в фильме хорошо показано, как человек может потерять самого себя, причем даже он зачастую не понимает, как же это произошло и с чего всё началось. Вне всякого сомнения, эпизоды со сценами покраски стен и прической Мэри-Энн были вставлены режиссером именно по этой причине.

          И Милтон, следует заметить, изнасиловал Мэри-Энн не сразу – лишь после того как убедился, что она «сломана».

 

    …В фильме есть очень интересный момент, на который можно не сразу обратить внимание. Мэри-Энн, изнасилованная в самой жесткой форме Милтоном (была вся исцарапана до крови), в храме призналась Кевину, что в первый момент, когда появился Милтон, она даже сама хотела, чтобы Милтон ее изнасиловал. В фильме не раскрываются подробности того, почему Мэри-Эн этого хотелось, а ведь момент очень важен с точки зрения психологии. Действительно, а почему Мэри-Энн хотелось, чтобы Милтон ее изнасиловал? Мэри-Энн призналась Кевину, что ужаснулось своему желанию, но желание то имелось. Откуда такое непонятное желание, если Мэри-Энн любит Кевина? Ответ более прост, чем кажется на первый взгляд, если понимать, что такое человек. Человек – это в первую очередь душа, а, значит характер и его душевные ценности. Мэри-Энн, как и Кевин, поклоняется благополучной судьбе и как следствие этого поклоняется человеческим удовольствиям. Высшим человеческим удовольствием для женщины есть в первую очередь сексуальное удовольствие, то есть оргазм. Мэри-Энн после знакомства с Милтоном почувствовала его высокую сексуальность, она почувствовала, что он может дать ей некий особый секс, некие новые виды удовольствия – именно этого ей и хотелось. Поэтому Мэри-Энн даже желала того, чтобы Милтон ее изнасиловал так и доставил при этом такое удовольствие, которое не мог дать ей Кевин. При этом головой Мэри-Энн с самого начала понимала, что всё это неправильно, что так нельзя, но желание получить удовольствие у нее имелось, в чем и призналась Кевину.

 

         7. Сделав человека своим «рабом», дальнейший с ним разговор надо строить таким образом, чтобы он не почувствовал, что им искусно управляют. «Раб» должен думать, что он всегда принимает решение сам, а в действительности «хозяин» подстроил ситуацию таким образом, в которой «раб» принимает такое решение, которое нужно «хозяину».

           Это очень хорошо показано в фильме, когда перед Ломаксом стоит проблема: либо заняться своей женой, которая оказалась в состоянии глубокой депрессии, но тогда придется оставить важное дело по защите миллионера Каллена, которое Ломакс уже почти довел до завершения в свою пользу, либо завершить дело, но на время придется оставить свою жену. Ломакс, не зная как поступить, обращается за помощью к Милтону. Милтон видит честолюбивые планы Ломакса, ему нужно, чтобы Ломакс довел дело до конца, на жену Ломакса ему наплевать (поэтому он ее и насилует в жесткой форме несколько раз), а потому подстроил разговор очень хитрым образом, суть которого Ломакс так и не уловил. Милтон как бы говорит, что как муж надо в первую очередь позаботиться о жене, поэтому я бы на твоем месте бросил бы дело и помог жене. Но интонация и форма разговора шли таким образом, которая как бы говорила: если откажешься от дела, то тебя постигнет первая неудача, а лавры твоего дела достанутся другому. И Ломакс клюнул на приманку, сказав то, чего и добивался от него Милтон.

 

- Я снимаю тебя с этого дела!

- Как???

- Хочу, чтобы ты бросил его.

- Это дело Каллена? Но почему? Сегодня начинается судебный процесс, я подобрал присяжных.

- Ты жену свою любишь?

- Да, разумеется.

- Тогда я думаю, вопрос решен. Она больна. Все это поймут, и я тоже.

- А как же Каллен?

- Найдем нового адвоката. Ты его проконсультируешь. У тебя еще всё впереди.

- Я подобрал таких присяжных, а теперь консультировать?

- Досадно, еще бы. Разочарования случаются. Умей из всего извлечь большее. А потом забыть.

- Постойте, мы должны поговорить об этом.

- Это твоя жена, Кевин. Она больна, и ей нужно, чтобы ты позаботился о ней. Но вот что странно. Неужели тебе самому не пришло в голову отказаться от этого дела?

- Одного боюсь. Я брошу это дело, ей станет лучше, и я возненавижу ее. А я не хочу носить в себе обиду. Я могу выиграть этот процесс, я должен выиграть, я выполню свою работу. А затем всё сделаю, чтобы ей помочь.

 

          Это и требовалось Милтону, собственно говоря. Причем Милтон, как опытный психолог, не замедлил подчеркнуть, что он не имеет никакого отношения к такому самоубийственному для жены Ломакса решению:

 

- Сдаюсь, уговорил.

 

         И обратим внимание, с какой скоростью после этого Милтон снова вернулся к обсуждению работы – это он сделал для того, чтобы Ломакс более не колебался и не думал возвращаться к мысли о своей жене. Согласимся, Милтон – выдающийся психолог!

 

          Чуть позже Кевин понял, что Каллен действительно убил свою жену. Милтон, поняв, что Кевин готов отказаться от дела, снова ловко надавил на его самолюбие.

 

- Я не могу защищать Каллена. Я знаю, что секретарша Каллена лжет!.. Он действительно убил их! Каллен обвел меня вокруг пальца. Я убежден в своих словах.

- Поступай как знаешь.

- Это твой совет?

- Я поддержу тебя в любом случае. Может, пришло время проиграть? Я тоже в свое время проигрывал. …Кевин!.. Кевин!.. Мы уже говорили об этом – нагрузки! Сейчас на тебя они крепко навалились!

 

         Кевин, уязвленный на самолюбии, решил довести дело Каллена до конца, то есть оправдать его, что и удалось ему сделать…

         Что в итоге? Дело выиграно, но жена, самый-самый близкий человек, мертва… Лишь отчаянное самоубийство Мэри-Энн, совершенное ею на глазах Ломакса, озарило Ломакса – он понял, что его просто всё это время искусно «вели», что в смерти его жены виноват даже не он, а именно Милтон. И Милтон – это нечто больше, чем простой человек. Именно потому Милтон мог, находясь рядом с Ломаксом, одновременно насиловать его жену. Когда Ломакс после смерти жены пошел к Милтону, последний продемонстрировал, с кем имеет дело Ломакс – прямо в середине дня вся главная центральная улица Нью-Йорка оказалась абсолютно безлюдной: ни машин, ни людей…

           Ломакс, поняв игру Милтона, решил больше не идти на его поводу. Выстрелив в Милтона несколько раз из пистолета, убедившись, что Милтона убить нельзя, Ломакс пришел к логичному выводу, что любые действия и поступки Ломакса теперь будут только на пользу Милтона. Ломакс проиграл Милтону, что называется, по всем статьям, превратившись в его «раба». Не желая быть «рабом» Милтона, Ломакс в отчаянии пускает себе пулю в висок…

          Согласно всем святым книгам самоубийство – это тяжкий грех. Но совершили ли самоубийство Мэри-Энн и Ломакс в обычном понимании этого слова? Ответ на этот вопрос очень важен.

         Разумеется, нет. Почему? Потому что самоубийство – это неприятие травмирующей ситуации, это попытка убежать от решения, когда ситуацию можно решить, не губя свою душу.

         Мэри-Энн погубила свою душу, когда поддерживала своего мужа в его «грязной» работе по защите преступников. Поддерживая мужа, она одновременно губила и его душу. В какой-то момент она это поняла.

 

- Я знаю, из-за чего всё это произошло. Это проклятые деньги. Кровавые деньги. Мы же брали их оба, не думая. И мы оба всё знали. Когда ты выигрывал все те процессы, мы с тобой брали деньги у преступников. Мы знали, что наши клиенты виновны, а мы всё брали и брали, а ты всё выигрывал и выигрывал…

 

          Поняв причину их проблем, Мэри-Энн словами и слезами пыталась Ломакса оставить новую работу и вернуться во Флориду. Но слова и слезы на Ломакса уже, это кажется даже невероятным для любящих людей, перестали действовать – Ломакс полностью оказался во власти Милтона. И Мэри-Энн в отчаянии пошла на самоубийство, чтобы хотя бы таким образом спасти душу Ломакса. И спасла. Поэтому в данном случае у Мэри-Энн греха нет…

          А как быть с самоубийством Ломакса? Здесь тоже греха нет. Ломакс лишил себя жизни в виде отчаянной попытки спасти свою распадающуюся душу, которая запуталась в своих ценностях и не знала, как более не оступиться перед хитростями Милтона… И Ломакс правильно сделал, ибо после кровосмешения со своей родной сестрой (грех согласно всем святым книгам) его в любом случае постигла бы смерть – в фильме показано, как его сестра для этого уже приготовила особый нож…

 

         Кстати, а как определить, является человек трудоголиком или нет? В фильме хорошо показаны три критерия, по которым можно судить, что человек уже трудоголик.

         Первый критерий. О нем уже шла речь – нормальный человек должен работать в рабочее время, в обычной ситуации он не должен оставаться на ночь и работать по выходным. Это самый главный критерий.

          Второй критерий – если человек из-за работы при любых обстоятельствах берет телефонную трубку, не может, что называется, не взять – то это уже явная зависимость от работы. В одном из эпизодов Кевин, разговаривая со своей женой поздно ночью, услышал телефонный звонок. Звонили, разумеется, с работы. Мэри-Энн, чувствуя опасность, отчаянно просит хотя бы в поздний час не брать телефон. Но Кевин, уже став «рабом» своей работы, берет, и, после звонка, ночью покидает свою жену. Типичный подход трудоголика.

          Третий критерий – ради работы человек не сдерживает своего обещания тогда, когда может сдержать. В фильме это показано в следующем эпизоде. Правая рука Милтона Эди Барзун пригласил Кевина и его жену на вечеринку. Разумеется, эта была не обычная вечеринка в привычном понимании этого слова, а некая встреча «без галстуков», некий способ неформального общения бизнесменов, то есть обычная деловая встреча, но с женами. Сам Эди Барзун так объяснил Кевину, кто пришел на вечеринку.

 

- Вот они, большие акулы, пожирающие мелкую рыбешку! Я принимаю их дважды в год. Биржа, недвижимость, политика. Все они – игроки и наши клиенты.

 

           Кевин, идя на эту встречу, обещал Мэри-Энн не оставлять ее одну в незнакомом обществе. Но придя на встречу, его в какой-то момент вызвали по важному рабочему вопросу (разумеется, это было специально подстроено). Кевин, не задумываясь о своем обещании, с легкостью оставляет свою жену в чужом для нее обществе. Типичное решение трудоголика – человека, попавшего в прямую зависимость от своей работы, который из-за работы перестает видеть даже свою жену.

 

- Ты обещал меня не оставлять меня одну, а оставил! Зачем тогда обещал?

- Мэри, я должен был уйти, меня хотят сделать защитником одного из магнатов города, обвиненного в тройном убийстве.

- Ты меня бросил! Я была абсолютна одна…

 

          Четвертый критерий – из-за работы человек начинает меньше уделять внимание своим близким. Кевин, пока не устроился на работу к Милтону, постоянно общался с Мэри-Энн. Чтобы превратить его в «раба», его следует заставить меньше думать о любимой женщине. Каким образом? Соблазнять другой женщиной, которая будет говорить ему кучу красивых слов и комплиментов, но в действительности преследует свои корыстные цели – оторвать от любимой женщины. В фильме это показано, когда на вечеринке Эди Барзуна Кевина не только увели от Мэри-Энн, но и соблазнили другой женщиной (менеджером фирмы Кристабелле Андреоли). И Кевин клюнул на это, не заметив подвоха и искусной игры Милтона. По этой причине во время следующей интимной близости с женой Кевину стало казаться, что он занимается сексом с другой женщиной, и жена это сразу почувствовала, сказав в момент близости:

 

- Тебя со мною нет… Ощущение, что ты не здесь…

 

         6. Как следует поступить правильно, чтобы избавиться от неугодных людей, но чтобы при этом совесть осталась чиста?

 

         В фильме показан интересный эпизод, каким образом глава компании Милтон решил избавиться от своей правой руки Эдди Барзуна. Проблема для Милтона заключалась в том, что взять и просто уволить Барзуна нельзя – этот человек знает о всех «грязных» махинациях Милтона, и Барзун в случае потери работы может всё рассказать прессе. И Барзун, умный в бизнесе, но наивный простачок в психологических вопросах, своими угрозами разглашения не оставил Милтону никакого другого выбора, как только расправиться с ним.

         У Милтона остался единственный вариант – физически избавиться от Барзуна,  но если просто заказать убийство Барзуна, то это уже грех, а Милтон мастер как раз того, чтобы добиваться поставленных целей, не замочив свою совесть. Но тогда как?

         Милтон организовал убийство таким образом, что Барзун сам оказался виновником своей смерти. Каким образом?  Барзун по натуре очень жаден, и Милтон, зная об этом, блестяще воспользовался этой возможностью. Как?

         Барзуна поймали три бомжа и потребовали от него подарить им его часы. Часы были у Барзуна не просто дорогие, а очень дорогие. По этой причине на требование бомжей отдать часы, Барзун ответил в резкой оскорбительной форме. В ответ бомжи его убили, забрав часы. Что в итоге? Если бы не жадность Барзуна, если бы он отдал часы, то остался бы жив. Согласимся, что это лучше, чем умереть с часами на руках. Но Барзун за время работы у Милтона настолько стал приземленным, что его интуиция уже давно сбита – он не видит опасности, он не умеет руководствоваться пословицей: «Умей терять малое, чтобы сохранить большее».

 

- Отдай часы.

- Мне эти часы тоже нравятся! Ты думаешь, захотел и взял?! – Это были последние предсмертные слова Барзуна…

 

          Человек, жадный до крайности, обречен погибнуть от своей же жадности, рано или поздно. И Милтон, убыстрив смерть Барзуна, никакого греха по сути не совершил. Это он и объяснил Ломаксу, почему погиб Барзун.

 

- Эди Барзун… Я его выпестовал после двух разводов, реабилитационной клиники для наркоманов и забеременевшей секретарши. Тварь Божья, все-таки. А ведь я его предупреждал. Предупреждал на каждом отрезке его жизни. Следующее тысячелетие совсем близко. Хорошенько в него вглядись, потому что он – символ следующего тысячелетия. Нет ничего загадочного в том, откуда такие люди взялись. Человеческий аппетит возрос до такой степени, что может расщеплять атомы с помощью своего вожделения. Их эго достигло размеров кафедрального собора. Каждое человеческое существо мечтает превратиться в честолюбивого императора, и будет обожествлять самого себя. Пока мы суетимся, совершаем одну сделку за другой, кто позаботится о нашей планете? Отравлены воздух и вода, даже мед пахнет радиоактивностью, и всё это нарастает и нарастает. Все заняты тем, что торгуют контрактами на будущее, а ведь будущего уже нет. У нас целый миллиард этих Барзунов, несущихся трусцой в будущее, и каждый из них готов надругаться над бывшей планетой Господа, а потом отказаться нести ответственность. Когда они дотронутся до клавиш компьютера, чтобы подсчитать свои часы работы, оплачиваемые в долларах, придет прозрение, но будет поздно. Когда придется платить по счетам, отказаться от своих обязательств не выйдет!.. Твоё брюхо уже полно, твой член уже стёрся, твои глаза налиты кровью, ты во все горло зовешь на помощь, но тебя уже никто не услышит, ибо ты остался один, без Господа…

 

         7. Если ты решил измениться, то ты должен измениться раз и навсегда, а в противном случае все твои успехи временны и новые неприятности неизбежны…

 

         В самом последнем эпизоде фильма показана сцена – Ломакс, поняв, что будет, если он и дальше продолжить защищать насильников, отказывается защищать Гетиса, тем самым рискуя потерять даже диплом адвоката. А это уже серьезно – это не просто проигранное дело, это потерянная профессия и возможность заработка. Так не принято у адвокатов. Но Ломакс, несмотря на удивления своей жены, которая совершенно не понимает решение своего любимого (вот она – женская слабость, которая в обычной ситуации ориентируется на сиюминутную выгоду), остается при своем, тем самым преодолев свое тщеславие.

          Решение Ломакса вызывает удивление у всех – адвокат, который решил остаться честным человеком. Победа над своим главным грехом? Да, но эту победу надо одерживать в душе каждую долю секунды своей жизни. Если ты решил стать другим, то это должно стать на всю жизнь, а не оказаться мимолетным эпизодом. Ломакс этого, к сожалению, не понял.

         Ломакс совершил типичную ошибку человека, который решил измениться в лучшую сторону, но только на один раз – он считает, что если в одном деле он поступил по совести, то на этом можно успокоиться. Но так не бывает. Наша жизнь состоит из череды постоянных проблем, и в каждой из них надо постоянно доказывать, как ты намерен жить: по совести или в угоду человеческим ценностям (тщеславию по нашему фильму). Сломавшись в каком-то из эпизодов, ты снова обречен уже на более серьезные проблемы, даже независимо от того, что прошлые проблемы сумел разрешить по совести. Так что всегда надо помнить главное правило жизни – не останавливаться на успехе одного эпизода своей жизни, надеясь, что после этого тебе всё будет позволено…

         Согласившись дать своему другу-журналисту Барни интервью, которое сделает Ломакса известным и популярным, а, значит, откроет новые возможности для того же тщеславия, Ломакс тем самым наступил на те же самые «грабли». Тем самым череду новых неприятностей, а точнее слово «неприятности» следует взять в кавычки (ибо любая «неприятность» в нашей жизни – это всегда не что иное, как помощь свыше по спасению души), Ломаксу и его жене придется снова пройти. Смогут ли?..

 

         8. Самая главная ценность – это любовь к Богу. Одно из проявлений этой любви – это любовь к своей женщине, к своей суженой, к той, которая тебе дана от Бога.

 

         Самое главное в фильме это ее итог. Режиссер очень точно указал самую главную ценность в нашей жизни – это любовь. Перед самоубийством Кевин спросил Милтона:

 

- А как же любовь?

- Ее слишком переоценили. Биохимически – это как то же, что съесть большое количество шоколада, не более. Добродетель – это похоть…

- Да?.. Значит свобода воли, говоришь?.. Значит, я скоро забуду Мэри-Энн?.. – спросил Кевин и, улыбнувшись,… застрелился.

- Не-е-т! Не-е-е-т!! Не-е-е-е-т!!! Будь ты проклят! Неужели я тебе мало дал?!

 

P.s.

        1. Почему Кевина, после близости со своей родной сестрой Кристабеллой Андреоли следовало убить? Ведь не зря Кристабелла Андреоли перед близостью положила втайне от Кевина около себя нож. Это интересный вопрос, так как Милтон, обещая Кевину множество всевозможных благ, преследовал, оказывается, несколько другую цель, чем говорил Кевину – сразу избавиться от Кевина после их близости. Но почему?

        Потому что Кевин являлся не таким как Милтон и Кристабелла Андреоли – в нем имелась совесть, в нем сохранились остатки душевных качеств, и поэтому Кевин никогда бы не стал таким же, как Милтон и Кристабелла Андреоли. По этой причине Кевина, как только от него получат самое главное, пустили бы сразу в «расход» как более ненужный им материал...

         2. После просмотра фильма может возникнуть вопрос: так есть дьявол (он же сатана) в нашей жизни или нет? По фильму можно сделать ложный вывод, что дьявол есть, и вообще весь мир управляется не Богом, а дьяволом. Но ведь все священные книги говорят о том, что мир создан Богом и в каждое мгновение управляется Богом, но тогда почему существует дьявол? Как ни странно, но ответы на эти вопросы в фильме тоже даны, но не прямо, а косвенно.

         Дьявола нет, а то, что мы называем дьяволом, является не чем иным как поклонение человеческим инстинктам. В том обществе, в котором высшей ценностью является любовь к Богу, в котором соблюдают Божественные заповеди, дьявол теоретически не может появиться. В том же обществе, в котором для людей главными становятся вторичные человеческие ценности (тщеславие, благополучная семья, любимый человек, сексуальность и прочие), возникает ТЕНДЕНЦИЯ поклонения этим ценностям, тенденция пренебрежения соблюдения заповедей, тенденция отречения от Бога. Эта тенденция и есть по сути дьяволизм.

          Обратим внимание, как это хорошо показано в фильме. Во-первых, в конце фильма Милтон объясняет Кевину, что он никого не принуждает идти за своей похотью и тщеславием. Милтон всего лишь расставляет декорации для людей, то есть создает ситуации для искушения, но при этом последнее слово всегда оставляет за человеком. Не зря все святые отцы говорят, что дьявол не заставляет, а лишь искушает. Во-вторых, как только Кевин отказался от своего тщеславия в пользу любви (застрелившись), Милтон сразу весь загорелся и вскоре исчез. После этого даже время повернулось вспять (время – это такой же продукт Бога, как пространство и материя). То есть если человек осознал свой грех и сумел его преодолеть в себе, то дьявол сам исчезает. Но как только Кевин снова поставил тщеславие на первое место, согласившись дать интервью, как тут же появляется тот же Милтон. То есть Милтон, который выступает в роли дьявола, это всего лишь тенденция отречения от Бога, не более.

         Это примерно то же самое как свет и тьма. Есть только свет, тьмы нет, потому что то, что мы называем тьмой – это всего лишь недостаток света. И нет на свете зла, есть только добро, а то, что мы называем злом, является всего лишь нехваткой добра…

 

Храмов Сергей Юрьевич, 18 июня – 9 июля 2015 года, г.Чебоксары.